В прошлом году мы рассказывали вам о "Большой Одиссее" - международной гонке на собачьих упряжках, которая проходит во Французских и Швейцарских Альпах. До этого крупнейшие гонки на собачьих упряжках, такие как "Айдитарод" на Аляске и "Юкон Квест", проходили лишь в Северной Америке. Европейский прорыв французов стал первой ласточкой, показывающей, что вполне можно отобрать лидерство в этой области у американцев.

Довольно странно, но в нашей стране с ее бескрайними снежными просторами пока не было организовано ни одной серьезной международной гонки. Какие-то попытки подобных соревнований предпринимались на Чукотке и в Якутии, однако из-за удаленности и по ряду организационных причин эти гонки так и не смогли подтвердить свой статус. И вот, наконец, образовалась группа единомышленников, которые сказали: международной гонке на собаках в России быть. Где? В Воркуте! За полярным кругом!

В начале ноября в Воркуте высадился десант из 25 собак пород хаски и маламут и восьми спортсменов под чутким руководством Виктора Ильича Помелова, фигуры в ездовом спорте легендарной. Виктор Ильич, руководитель клуба ездовых собак"Северный ветер", более 15 лет своей жизни отдал становлению и возрождению породы сибирский хаски. При этом хаски Помелова не лежат на диванах, все они работают в упряжке, а некоторые успели и погонять белых медведей в Арктике.

В команде отважных "десантников" также были президент Российской федерации ездового спорта Михаил Александров, вице-президент федерации Олег Папахин, известный путешественник Александр Пацюк и ваш шеф-редактор, т.е. я, Ольга Майорова. Целью визита стала предварительная разведка местности, а также показ гонок на собаках в рамках Спартакиады народов Севера.

Воркута была выбрана не случайно. Места здесь, в Республике Коми, холодные, снежные, все-таки Заполярье, 67-я параллель. При этом расположен город не так далеко, как Чукотка: и из Москвы, и из Западной Европы сюда можно легко добраться на поезде. А ехать в Воркуту надо, несомненно, именно поездом. Можно, конечно, и самолетом, с пересадкой либо в Сыктывкаре, либо в Ухте. А вот автомобилем не получится.

Автомобильные дороги заканчиваются в Сосногорске, и далее лишь тундра. Зато на поезде вы ощутите всю прелесть попадания в иной мир - иначе Заполярье и не назовешь. В первый день путешествия вы наблюдаете однообразные пейзажи средней полосы. Все меняется на вторую ночь. Засыпаете вы в унылом и слякотном "очей очаровании", а утром, открыв глаза, не понимаете, что произошло. Где я? За окном мелькают пушистые заснеженные елки, сугробы, вы проезжаете фантастические, покрытые льдом реки. Вот и Север. Это Инта. Но еще не тундра и даже не Заполярье.

Кажется, здесь не ступала нога человека, только диких зверей, чьи следы видны из окна поезда. В тундре видно на многие километры вокруг. Такое ощущение, что до Уральских гор подать рукой. Но это только кажется, на самом деле дня два на вездеходе. Красотой этих мест уже успели проникнуться вездесущие американцы. В теплое время они приезжают сюда, чтобы насладиться сплавом по неспешной северной реке Усе, порыбачить да поохотиться в тундре.

— По большому счету эта поездка - только начало. Необходимо отработать маршрут, пригласить потом иностранцев, чтобы приезжали сюда с собаками, чтобы здесь сотни людей уже занимались этим делом, - рассказывает Виктор Помелов. - Это грандиозное масштабное мероприятие и первый шаг: мы сюда приехали и всем показали - ребята, смотрите, какая красота. Только в ваших условиях может это все проявиться в полной мере и в полной степени. Это идея. Идеи надо как зерна бросить, чтобы всходы были. И это пока только посевы. А прорастать они будут через год, через два.

На будущий год весной мы возьмем упряжки и пойдем по этому маршруту уже смотреть конкретно, где можно будет останавливаться на ночевки, какие сложности маршрута будут, перепады и т. п. Сейчас составлен предварительный маршрут будущей трассы. А в марте 2009 года стартует полномасштабная экспедиция в Воркуту. Теперь уже будет прокладываться трасса. Собачьи упряжки, вездеходы, специалисты - картографы, геодезисты проложат маршрут в бескрайних просторах заполярной тундры и Полярного Урала. Запланировано сделать трассу протяженностью 1 600 км, однако какой русский не любит быстрой и долгой езды? Так что есть мысль замахнуться и на 1 900 километров, таким образом побив рекорд самой протяженной гоночной трассы для собак.

— На маршруте встречаются поселения, - продолжает рассказ Виктор Ильич, - есть Амдерма - большой поселок, Усть-Карра. Встречаются мелкие поселки, избушки охотников, на побережье - избушки рыбаков. Но эти избушки — меньше, чем палатка: домик из дерева сложен, туда только залезть и пургу переждать. Это там у них уже все хорошо (Виктор Ильич показывает рукой куда-то в сторону заката), а у нас этим пока еще никто толком не занимался. Занимаются на Чукотке и на Камчатке. Но там то занимаются, то это загибается, а мы хотим сделать, чтобы у нас была постоянная российская гонка за полярным кругом. С самым настоящим экстримом! Чтобы тебя МЧС потом спасало (смеется).

К экстриму Помелову не привыкать. Во время одной из арктических экспедиций он провалился в расщелину. Искупаться в Карском море и выжить -это не каждый сможет.

— Пошел за водой, а льды разошлись, их снегом запорошило, и наступил, вроде ничего, а чуть-чуть ведром зачерпнул - и туда кувыркнулся. И все. Вначале сам хотел вылезти, думал ничего. Потом смотрю, я все ниже, ниже, а у меня в кармане 10 кассет отснятых. Мне кассеты жалко стало. Я думаю, столько там материала, больше ведь не отснимешь никогда. Пришлось заорать. Хорошо, еще не все уснули. Да ничего, обошлось.

— Как же будет безопасность во время весенней экспедиции обеспечиваться? -спрашиваю я.

— Спутниковые телефоны есть, GPS есть.

Оленеведством в здешних краях занимаются ненцы, хотя городские жители называют их не иначе как чукчи. У чукчей можно купить оленину, золотой корень и пимы.

Договор с МЧС. Это же серьезная экспедиция. Все должно быть продумано, в т. ч. и безопасность. Поедем с "Буранами", Саша Пацюк как раз вездеходами занимается. Нам надо за короткий срок проделать большую работу. У нас же не самоцель -на собаках пробежать. Поэтому естественно будут технические средства. Ну а так, жизнь непредсказуема, все трудно предсказать.

Не смотря на то что этот край словно по заказу сделан для собачьих гонок, в Воркутинском Заполярье традиционно используются оленьи упряжки. К этому здесь привыкли. А вот ездовых собак, как ни странно, увидели впервые. Поначалу народ в недоумении останавливался чуть поодаль, перешептываясь, что за волки такие?

Воют, кричат, лают. Не опасны ли? Постепенно подходили погладить: дети, как самые открытые и доверчивые, -первые. А тут уж и хаски раздолье - дай только облизать человеческого детеныша. Даром что на вид почти дикие звери, душа у хаски - настоящего северянина, преданная и добрая.

За плечами Александра Пацюка - не одна экспедиция.

- Нам во многом стоило бы поучиться у собак общению и взаимодействию, - говорит президент Российской федерации ездового спорта Михаил Александров, только что пробежавший пару кругов по стадиону с упряжкой. - Мы забываем, что страна - это в первую очередь люди. Не может быть мощной страны, если все разобщены. Собаки же показывают нам пример работы в упряжке. Они учат доброте. Некоторые ребята, приходящие к Помелову заниматься ездовым спортом, из многодетных и малообеспеченных семей. Работа с собаками помогает им проявить свои лучшие человеческие качества.

Полную силу для работы в упряжке собаки набирают нужны маршруты, трассы. И здесь, например, прекрасно можно провести такие международные соревнования, как "Айдитарод".

- Виктор Ильич, а такие международные гонки на собаках с коммерческой точки зрения прибыльное мероприятие?

- Ну, конечно, во всем мире прибыльное. Я почему и говорю: ребята, занимайтесь, занимайтесь. И люди будут зарабатывать, и их занятость будет обеспечена. Например, в Айдитародской гонке только в подготовке участвует тысяча человек. Все это развивает туризм, и международный туризм, и межрегиональные связи. Идет интеграция интересов по развитию туризма в России, по таким вот уголкам. Да, Россия должна зарабатывать на этом! Это колоссальный шаг. Это грандиозное дело. Потому что в Москве дальше Битцы и деревни Ромашково никто не уезжает. А сюда, на Север, 25 собак вывезли. Нужно проработать систему, чтобы образовалась команда энергичных деловых людей, которые готовы продвигать это до логического конца.

- Как думаете, государственная поддержка будет?

- А кто знает? Я не знаю. Должны понять. Это уже не Вите Помелову нужно, это государственное дело. С самого начала так было, когда еще были перестроечные годы, развал полный. Мы тогда с детьми работали, спасали их от подъездов и от улицы, от бардака всякого. Мы так многих ребят вытянули. Есть ребята, которые академии позаканчивали, стали специалистами. Но, даже если человек уже отошел от нас, но в него, в его в душу, все это вложено, такое он не забудет никогда. Тепло останется. Я считаю, что это одно из главных направлений в нашей работе, самое благодарное для нас, т. к. мы делали то, что могли. Ну и, естественно, продвигали, развивали экспедиционные направления и популяризировали породу 15 лет.

Любимица Олега Папахина - золотая красавица Виза. "Виза была самым слабым щенком в помете, - делится воспоминаниями Виктор Ильич. -Оставили её так, из жалости. И кто бы мог подумать, что вырастет такая резвая собачка. И сама вперед летит, и других заведет". Теперь Виза -ведущая собака в упряжке. Работа ей явно по душе.

В мире сейчас для гонок активно используют разнообразных метисов, а не чистокровных ездовых собак. Помелов, как большой эстет, таким положением вещей недоволен:

- Некоторые имеют одну-две-три собачки, им уже хочется за границу на соревнования. Я не знаю зачем. Хвосты чужих псов нюхать... Я знаю, что там собаки быстрее бегают. Надо научиться здесь работать с собаками. И приглашать сюда тех, кто будет платить деньги. Наши люди будут поднимать свой уровень. И здесь уже начинать обыгрывать. В наших условиях, на наших собаках. А не туда бегать. Там быстрей бегут. Но мы будем под наши условия делать и программу соревнований, и правила. Потому что там они наделали много помесей. популяризировали породу 15 лет.

Вот наша прелесть российская. Это же бывшая чукотская ездовая собака. Но теперь она американская. А мы говорим, эмигрант возвращается на родину. Мы уже знаем, что это наше, российские. По крайней мере они уже выросли в России. Адаптировались, акклиматизировались.

Мы покидаем Воркуту с легким сердцем, но с грустью. Так прекрасны эти края, где в тундре бродят олени и бегают песцы, где в реках плавает вкуснейший хариус, из которого можно сделать болтушку, местное объедение. Ловится в реке хариус, тут же режется на куски и взбалтывается в банке с солью. Потряс хорошенько -и в рот. Здесь люди не по-московски дружелюбны и сплочены (все-таки Крайний Север, всем надо держаться вместе), а пиццу подают с олениной. Мы увезем с собой воспоминания об этих прекрасных местах и еще вернемся. С собаками. Прокладывать трассу.

Сейчас федерации многих стран мира ходатайствуют о включении гонок на собачьих упряжках в программу зимних Олимпийских игр. Если это получится, то будет весьма символично, что первой страной, в которой появятся хаски -олимпийские чемпионы, станет Россия.

Ольга Майорова

  Скачать оригинал статьи (1,74 мб)