Чукотка на рыбинском море

На прошлой неделе 10 человек стали участниками уникального 50-километрового перехода на лыжах и собачьих упряжках по льду Рыбинского водохранилища. Среди них была единственная женщина - представительница нашей области - корреспондент «Юности» Светлана Будилкова.

Председатель объединения путешественников «Стратим» Борис Кабанов от этой авантюры пытался меня отговорить. Мол, мы мужики крепкие, как-нибудь выдержим, но тебе там придется несладко. Большую часть маршрута нужно пройти на лыжах, причем в приличном темпе и главное - отступать некуда. Если вышел на лед ─ стой до конца. Договорились до того, что я просто буду одним из организаторов перехода. Но к месту нашей встречи я упрямо пришла с лыжами. Борис вздохнул, махнул рукой и согласился.

Инициатором первого в истории Ярославской области перехода на упряжках стал президент детского спортивного клуба любителей ездовых собак «Северный ветер»

Виктор Помелов из подмосковного Пушкина. Рыбницы разработали маршрут, взяли на себя организацию мероприятия.

Собаки прибыли из Пушкина на обычном «ПАЗике». Едва я заглянула в автобус, как все 18 хвостатых дружно залаяли. Помелов засмеялся: «Не бойся, заходи, они просто тебя при-ветствуют». Вскоре лай стих и автобус заспешил к начальной точке маршрута. Рядом со мной на сиденье взгромоздился здоровенный пес и вопросительно посмотрел. Извлекаю из кармана ку-сочек сахара. В знак благодарности собачий поцелуй - Нок добросовестно вылизывает мое лицо. Остальные собаки завидуют.

На берегу водохранилища помощники Помелова принимаются запрягать собак и собирать пулки, то есть сани для езды. Двое 14-летних воспитанников «Северного ветра» Саша Гармонов и Андрей Ончуленко делают это со знанием. Они занимаются в клубе уже по 4 года. Но вот упряжки и лыжники спускаются на лед. На землю мы ступим только в конце маршрута. С собой у нас море багажа; корм для собак, еда и горячее питье в термосах для людей. Кроме того, запасная одежда и обувь, видеокамера, фотоаппаратура, мобильник для связи, который, впрочем, вскоре перестает работать - нет роуминга. Сидящие у лунок рыбаки, завидев нашу экспедицию, от удив-ления роняют удочки: «Ребята, вы чукчи или эскимосы?».

Первые 15 километров, которые я прилежно бегу на лыжах, кажутся раем. Силы свежие, ветра и снега нот, температура воздуха -4°. Правда, иногда приходится передвигаться по воде, выступившей над льдом, Ботинки мгновенно намокают, а на лыжи налипают килограммы снега. По окончании трехминутного привала пытаюсь заняться спиджоурингом. Так называется упряжка из одной собаки, тянущей лыжника. Помелов выдает специальный пояс с карабинами, закрепляет собаку, и я с принятым в собачьееэдовом деле криком «Гоу-гоу» трогаюсь вперед, отталкиваясь палками.

Моё живое транспортное сродство зовут Чукотка. Она, как и все остальные, - породы Хаски. Эта ездовая порода выведена за границей. Во всем мире на Хаски устраивают гонки и чемпионаты и уже есть предложения включить этот вид спорта в программы зимних олимпиад. «Северный ветер» -единственный крупный питомник Хаски в России. Есть еще небольшие питомники, в основном у новых русских, у которых гонки на упряжках только входят в моду. Стоит хорошая, сработанная и обученная упряжка дороже приличного автомобиля. Плюс ко всему снаряжение в России не выпускается, а на Западе стоит недешево. Если для новых русских купить его нет проблем, то для детского спортивного клуба ─ затруднительно. Почти вся упряжь в «Северном ветре» самодельная, а пулки сконструированы из перил и старых лыж.

На мое «Гоу-гоу» Чукотки реагирует слабо. Во-первых, привыкла к хозяину, во-вторых - в работе она только первый год и пока еще учится. В конце концов она и вовсе ложится отдохнуть на лыжню. Обнимаю ее за шею, глажу и умоляю встать и бежать хотя бы рядом со мной. Чукотка преданно смотрит небесно-голубыми глазами и, соглашаясь, встаёт.

На следующем привале уставшую Чукотку саму сажают в пулку. А я беру руководство упряжкой в свои руки. Но не думайте, что это просто. Стоя позади саней, нужно все время помогать собакам ногой, будто едешь на самокате. А когда снег рыхлый, приходится идти по нему пешком и толкать пулку впереди себя. В моей упряжке всего две собаки - Чар и Кассандра, но тянут они еще получше, чем шестеро собак в передней ведущей упряжке, - чувствуется возраст и опыт. То и дело приходится тормозить пулку специальным якорем на пружине, нажимая на него ногой, иначе мои собаки могут подраться с передними.

Под конец пути устали и собики, и люди. Позади восьмичасовой переход, Мышкин, Борок, впереди Рыбинск. Люди все чаще останавливаются разогнуть спину, а собаки присаживаются и выкусывают из лап льдинки, мешающие бежать. И вот в темноте показались огоньки, они все ближе и ближе. Различимы уже оконные рамы. Ого рыбинский поселок Судоверфь. Дети из Болтинской школы, несмотря на поздний час, ждали участников перехода и даже подготовили концерт. В знак благодарности мы на следующее утро прокатили их на упряжках. А у Дворца спорта «Полет» проехаться на Хаски с ветерком могли все желающие - и взрослые, и дети.
 
Светлана БУДИЛКОВА.
Фото Валерия БАТОНА.

  Скачать оригинал статьи (1,40 мб)