Хаски, хоп!

«Древние бродячие инстинкты перетирают цепь привычки и веков. И, просыпаясь от глубокой спячки, вновь дикий зверь выходит из оков».

Цепь моих привычек порвалась резко, неожиданно, как сердечная мышца. И мгновенно все прелести цивилизации потеряли свою цену. Бешеная гонка на автомобиле по ночной Москве не вернула покоя. Вдруг, как в детстве, захотелось почувствовать себя героем рассказов о золотых приисках, северном сиянии и снежных пустынях. Но больше всего захотелось промчаться на нартах, в упряжке, запряженной настоящими северными собаками.

1

БЕЛЫЙ КЛЫК И ЗАВЕТЫ ИЛЬИЧА

Ну откуда в этом сумасшедшем городе, где человеку-то тесно и автомобилю развернуться негде, возьмутся ездовые собаки? «Вот бегает дворовый мальчик, в салазки Жучку посадив». Нет, не то: на роль каюра пацан явно не тянет, салазки за нарты не выдашь, да и собачка какая-то хилая. После недели бесплодных поисков мне все же удалось взять след. Есть, оказывается, в столице клуб «Белый Клык», в котором собираются любители северных собак. У большинства членов клуба по одной, реже по две собаки.

Собрав вместе штук пять-шесть, можно и упряжку составить и даже прокатиться. Если, конечно, собаки повезут, а не перегрызутся между собой. А настоящая упряжка, сказали мне, есть только у одного человека. Живет он под Пушкино, в поселке Заветы Ильича, и зовут его Виктор Помелов. Большой чудак. В доме ни душа, ни ванны, туалет во дворе... Зато в этом году второй вольер собирается строить для своего главного достояния — компании настоящих чукотских ездовых стоимостью в десяток тысяч долларов.

Подойдя к воротам дома номер 5, я понял, что не ошибся адресом. В ответ на звонок поднялся такой вой и лай, что я даже немного струхнул. И еще искренне пожалел соседей. Как они уживаются рядом с такой музыкой, уму непостижимо.

«Пока никто не жаловался, в городе, в обычной квартире, давно бы, конечно, со свету сжили», — ответил Виктор, встречая меня, и подал команду «музыке», чтобы она смолкла. Во дворе на цепи сидела темно-рыжая овчарка, а рядом, в деревянном вольере за сеткой, торчали несколько острых мордочек, больше похожих не на собачьи, а скорее на лисьи. Уши торчком, глаза цвета голубого льда, шерсть невероятной густоты. Это и есть настоящие ездовые собаки — чукотские хаски.

СОБАЧЬЯ РАБОТА

Вообще-то, гонщики, они же каюры, они же по-английски mushers, называют «хасками» практически всех северных со бак. Это и белоснежные самое ды, и маламуты, получившие свое название от племени на Аляске, и гренландские, а так же камчатские ездовые. Этих собак на протяжении веков разводили для тяжелой рабо ты, а не для забавы. А вот для лихой езды в упряжках годятся не только они, но и многие другие породы.

В последнее время, например, очень мод но стало составлять упряжки из собак, в жилах которых те чет кровь пойнтеров. Они пот-рясающе резвы и неутомимы и показывают порой классные результаты.

Правда, только на коротких дистанциях, эдак ки лометров до 30, и при не очень низких температурах. Боль шие северные переходы им не по лапам. Как, впрочем, и овчаркам, способным перевезти на небольшое расстояние лег кую поклажу, но абсолютно негодным для серьезных испы таний, таких, например, как са мая протяженная европейская гонка в Альтенфельде (Германия) длиною 375 км или знаменитая аляскинская трасса Айдитарод (iditarod) протяжен ностью 1600 км.

Айдитарод — это голубая мечта каждого гон щика, пройти ее до конца счи тается делом чести, таким же подвигом, как взятие Эвереста. Кстати, в этом году гонке Айди тарод исполнилось 25 лет, а ее корифей и основатель, 80-лет ний Джо Редингтон, до сих пор там гоняет вовсю. И хорошо се бя чувствует. Виктор не хотел просто соба ку. Он хотел хаски. Потому что сильная. «Я всю жизнь занимал ся лыжами. Думал, стану ста реньким, она меня будет тас кать. Ведь она даже одна может спокойно по лыжне человека вытянуть. Правда, в своих пер вых соревнованиях по букси ровке лыжника, называемых пулка, в Крылатском тащил ее я. Ничего, выиграли».

Кроме то го, хаски красивая, добрая и преданная. А еще редкая (чис токровных днем с огнем не сыщешь) и, стало быть, дорогая. Щенок хаски может стоить от $800 до $2500. Когда несколько лет назад Помелов купил пер венца — сучку Бетси, то жена едва не выгнала из дому. Оба без работы, денег нет, а он, Павлов хренов, собаку решил завести.

Теперь продажа щенков дает семье даже некоторый до ход, но вряд ли он сопоставим с головной болью и хлопотами по их содержанию. Содержа ние питомцев обходится в при личную сумму, собаки, как лю ди, могут болеть и капризни чать. К тому же у хаски, как у настоящих спортсменов, аппетит чудовищный. Никакого «педигри» не напасешься. Хорошо хоть удалось договориться с местной бойней, чтобы отдавали отходы.

  Скачать оригинал статьи (12,1 мб)