Сибирские хаски рвутся на полюс!

Монолог каюра

Виктор Помелов, председатель клуба «Северный ветер», несколько лет занимается ездовыми собаками. Сибирские хаски, похожие на полярных волков, заменили ему остальные увлечения и даже работу.

Что может сравниться по красоте с собачьей упряжкой, летящей в облаке снежной пыли? Может быть, скачущий конь или парусник в штормовом море.

В детстве я, как и многие мои сверстники, увлекался романами Джека Лондона, в которых описывались снежные просторы, смелые сильные люди и их преданные друзья-собаки, от которых часто зависела жизнь отважных путешественников. Меня всегда манила перспектива путешествия на собачьих упряжках по Крайнему Северу. Постепенно мечта осуществляется.

Несколько лет назад я купил первую собаку, теперь у меня целая упряжка. Каждый день зимой я впрягаю своих питомцев в нарты для тренировочных пробегов.

Летом собаки тоже не должны сидеть без дела. Пришлось сделать легкую тележку, заменяющую нарты. Хаски — собака для гонок, если ее не тренировать, она превратится в красивую бестолковую игрушку.

Почему я выбрал хаски? Это очень быстрая и выносливая собака. Их выводили на Аляске, когда она еще принадлежала России, скрещивая чукотских ездовых собак с местными собаками и с белыми полярными волками. Во всем мире их теперь называют Сибирские хаски, но основная заслуга по выведению этой породы принадлежит американцам, поставившим в начале века работу с хаски на научную основу. Официальным гонкам на собачьих упряжках более 90 лет. В 1908 году по инициативе знаменитого каюра Скотти Алена, друга Джека Лондона, прошел первый марафонский забег. Тогда впервые победили хаски.

Отличием породы являются голубые глаза, маска на морде и почти полное неумение лаять. Вернее, лаять они, конечно, пытаются, но почти сразу срываются на вой, — сказывается кровь предка — полярного волка. Хаски — собаки ездовые, поэтому в них всячески вытравливались охотничьи инстинкты. Представьте ездовую собаку, которая, увидев зайца или белку, рванет за дичью всю упряжку.

Начинал я с гонок.

Управление упряжкой — целая наука. Начинается она с комплектования собак. Их не запрягают, а ставят в упряжку. Это большое искусство. Надо хорошо знать характер и физические данные каждой, чтобы с наибольшей выгодой расположить сильных и слабых или не поставить рядом двух враждующих кобелей. У каждой собаки должно быть свое место в упряжке, на котором она принесет наибольшую пользу общему делу. Кстати, упряжная собака может быть счастлива только в упряжке. Помните у Лондона в «Зове предков» заболевшую собаку хотели освободить от работы, дав ей шанс побежать налегке до следующего ночлега, восстановить силы и выжить. Так она рвалась на свое место, нападала на заменившую ее собаку, пока не добилась, что ее опять поставили в упряжку. И умерла в упряжке.

Гонки на собачьих упряжках — вещь азартная, но все-таки путешествия мне ближе.

По-моему, своей любовью к собакам и Северу я заразил мальчишек, которые занимаются у нас в клубе. Правда, пока мы совершаем небольшие двух-, трехдневные путешествия по руслам замерзших рек, но готовимся к серьезному длительному переходу по Заполярью. Пришлось даже в своем огороде чум поставить, дабы вместе с ребятами приобретать навыки организации ночевок в зимних путешествиях. Чум вместо шкур покрыли снегом, и у нас получилось нечто среднее между чумом и эскимосским иглу. На занятиях мальчишки разводят костер, готовят пищу, ночуют в этом чуме. Учатся ездить на собачьих упряжках.

Передвижение на облегченных нартах, предназначенных для гонок, напоминает езду на мотоцикле. Свист в ушах, проносящиеся мимо деревья, искрящийся снег. Не дай бог упасть! Собаки умчатся вместе с партами, и поймать их будет невозможно, пока нарты не врежутся в дерево или не запутаются в кустах. Поэтому — сам погибай, а нарты не бросай. Держись на ногах на полозьях, если надо притормозить — жми на тормоз, висящий па резинке позади нарт.

Именно на Севере хорошо видны преимущества ездовых упряжек. Особенно в районах, где другие виды транспорта неэффективны: если нет ягеля, не пройдут олени, а в зоне полярных льдов бесполезен снегоход. К тому же собаки могут пройти 160 км в сутки — рекорд, установленный полярным исследователем Врангелем, и едят при этом только один раз. Так что доставят груз в любую непогоду. Достаточно вспомнить, что Северный и Южный полюсы были покорены экспедициями на собачьих упряжках.

Детские мечты должны сбываться!

Монолог пересказал Виктор Афонченко,
Фото из архива автора.
 

  Скачать оригинал статьи (12,2 мб)