В Санкт-Петербург из Москвы побежали собаки

К 300-летию северной столицы

Общественный транспорт

В пятницу из подмосковной деревни Софрино стартовала экспедиция, долженствующая за десять дней на собачьих упряжках добраться до Петербурга маршрутом Петра Великого, то есть в основном по рекам. Помимо этой праздничной цели у экспедиции есть еще деловая цель и спортивная. Со следующего года по проложенному нынче маршруту из Москвы в Петербург сможет путешествовать всякий каюр-любитель. А сама сегодняшняя экспедиция в будущем году пойдет на Северный полюс с благородной целью.

В экспедиции принимают участие шесть каюров, два пассажира и 26 собак породы хаски. Это, кто не знает, такие очень красивые лайки, у которых глаза голубого цвета или один глаз голубой, а другой — карий. В оздоровительный комплекс «Софрино» собаки приехали в трех машинах и еще в одном присобаченном к машине прицепе. Те собаки, которым повезло путешествовать в салоне, сидели важно и дышали изнутри в стекло, а в прицепе собаки сбились в кучу и подвывали толи от страха, толи, наоборот, от нетерпения и неволи.

Некоторых собак сразу из машин вывели и привязали отдельно от товарищей. Отдельно привязанные псы были в упряжках вожаками, и им не полагалось томиться вместе со всеми в при цепе и нарушать таким образом субординацию. Вожаки рвались с поводков и охотно знакомились с журналистами, потому что хаски — это такая собака, которой наплевать на хозяина, которая не любит слушаться команд, а любит бегать.

Начальник экспедиции, владелец питомника хаски «Северный ветер» Виктор Помелов, человек с обветренным лицом, рассказывал тем временем журналистам, что ледовую обстановку на реках они проверили заранее, что у плотин лед ненадежен, но плотины экспедиция собирается обходить по берегу. Из пояснений господина Помелова следовало, что спать каюры будут в палатке и в палатке будет печка, потому что по пути следования есть, конечно, гостиницы, но в гостиницы с собаками не пускают, а без собаки для настоящего каюра какой сон.

Выяснилось так же, что по шоссейным дорогам, идущим более или менее параллельно маршруту, экспедицию будет сопровождать автомобиль. Автомобиль будет везти корм для собак и время от времени связываться с начальником экспедиции по рации на случай, не дай Бог, каких-нибудь переломов или обморожений. Все члены экспедиции, хоть и молодые люди, но опытные каюры, поскольку занимались ездовым спортом сдесяти лет в клубе «Северный ветер». И если бы ездовой спорт был признан спортом официально, то каюров господина Помелова следовало бы немедленно признать мастерами спорта.

Еще господин Помелов сказал, что в экспедиции у него есть одна девушка, она тоже каюр и тоже мастер спорта. За девушку господин Помелов не волновался и вообще не волновался, воспринимая экспедицию скорее как увеселительную прогулку. Он только в ответ на любой вопрос журналистов отвечал:

— Ребят, ну хватит, работать же надо! Мы так никогда не стартуем.

Врач экспедиции Артур Чу-баркин захватил, конечно, на всякий случай все необходимое для оказания первой помощи при шоках, переломах и обморожениях, но высказал едва ли неуверенность и том, что дело иметь ему придется только с радикулитами и ушибами. С собаками, по мнению доктора, тоже ничего не должно случиться дорогой. Собаки только режут иногда лапы о наст или рвут губы, пытаясь на бегу утолить жажду снегом. На порезанную лапу нетрудно наложить повязку, а порванную губу нетрудно зашить.

— Видите ли,— пояснял доктор,— меня в эту экспедицию пригласил полярный мастер спорта Георгий Карпенко. Мы с ним в прошлом году ходили в Антарктиду, а эта экспедиция для нас станет репетицией заду-манной на следующий год экспедиции на собаках к Северному полюсу.

— Так Амундсен же ходил на Северный полюс на собаках,— заметили мы доктору, желая предостеречь от опасной затеи.

Доктор покачал головой: — Амундсен ел своих собак. И теперь объявлена премия тому, кто дойдет на собаках до Северного полюса, не съев по дороге ни одной.

ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН

  Скачать оригинал статьи (603 Кб)